Каталог статей

Главная » Статьи » Публикации

ЭПОХИ АКТИВИЗАЦИИ, РУДОНОСНЫЕ СТРУКТУРЫ И ФОРМАЦИИ ЛАМПРОИТОВОГО ТИПА В АРХЕЙСКИХ И ПРОТЕРОЗОЙСКИХ БЛОКАХ УКРАИНСКОГО ЩИТА

УДК 551.76/77:551.221(477)

Г. М. ЯЦЕНКО, д-р геол.-минерал. наук, профессор, С. Н. БЕКЕША, канд. геол.-минерал. наук, доцент, О. В. ГАЙОВСКИЙ, ассистент, И. Г. ЯЦЕНКО, научный сотрудник (ЛНУ им. И. Я. Франко)

 

ЭПОХИ АКТИВИЗАЦИИ, РУДОНОСНЫЕ СТРУКТУРЫ И ФОРМАЦИИ ЛАМПРОИТОВОГО ТИПА В АРХЕЙСКИХ И ПРОТЕРОЗОЙСКИХ БЛОКАХ УКРАИНСКОГО ЩИТА

СТАТЬЯ 2. КИРОВОГРАДСКИЙ БЛОК

 В статье рассматриваются особенности строения и минерагении протоплатформенного Кировоград­ского блока Украинского щита, который по ряду признаков коррелируется с западной частью Приазов­ского блока. Отмечена важная роль флюидизатно-эксплозивных процессов в формировании структур Кировоградского блока и их минерагении. Приведены основные черты подобия и особенности развития архейских и протерозойских блоков Украинского щита в докембрии и фанерозое.

 Структуры архея

 Протоплатформенные раннепротерозойские блоки формировались на архейском кристаллическом основании, от которого в их пределах со­хранились лишь фрагменты. Соответствующими порода­ми более полно основание представлено в соседствую­щих архейских блоках.

Западно-Приазовская глыба как часть Приазовско­го блока по геологической ситуации (архейское грану-литовое основание с проте­розойскими кластитовыми протрузиями разного соста­ва, включая флюидизатные субщелочные проявления) показательна для архейских структур, в частности сопо­ставима со структурами По­дольского блока [10]. В них

формирование протрузив-ных кластитовых структур, подобных трубке Мрия, за­кончилось в раннем проте­розое умеренным гранито- и пегматитообразованием, ко­торое из-за малого масштаба не сопоставимо с региональ­ной ультраметаморфической гранитизацией. Собственно флюидизиты обычно фор­мируются еще позже, не гра-натизированы.

Состав кластитов и флю-идизитов многообразен, "некогерентный" на уров­не элементов и минералов, не определяется законами кристаллизации магм. Более других распространены обо­гащенные слюдой разновид­ности с различным содержа­нием пироксенов, гранатов, амфиболов и других минера­лов разного происхождения. Примером   могут   служить

кластитовые дайкообразные тела, обнажающиеся в сред­нем течении р. Южный Буг в Бандуровской глыбе Подоль­ского блока (участок г 1ай-ворон-Завалье). Здесь нами описаны [14] брекчиевид-ные слюдистые метакласти-ты, близкие к кимберлитам (сс. Казавчин, Шумилово), гранатитовые эклогиты (с. Казавчин), брекчиевид-ные диопсидиты, слюдиты (карьер Южный в г. 1айво-рон). Примечательно, что на Казавчинском участке и в карьере с. Шумилово по дан­ным бурения отмечаются ма­ломощные зоны дробления с черными измененными сте­клами, над которыми в осно­вании чехла залегают флю-идизированные карбонаты с реликтами верхнемеловой фауны. Это свидетельствует о наличии молодых флюиди­затно-эксплозивных прояв­лений и в архейских блоках.

Апатитоносные протру-зии слюдисто-пироксенового состава образуют поле в Верх­нем Побужье (Голосковская и др.) [14]. К этому типу при­надлежат Ждановский, воз­можно, Антоновский и другие субщелочные и щелочные образования раннепротеро-зойского возраста. Они испы­тали слабый метаморфизм, позднее гранитообразование прожилкового типа и влияние регрессивных процессов (ще­лочной метасоматоз, карбо-натизацию, гидротермальные преобразования и новооб­разования, включая рудные). В Среднем Побужье имели место докембрийские и более поздние, меловые, возмож­но, неогеновые проявления флюидизитов. Но глубокий эрозионный срез, видимо, сни­велировал верхние молодые отложения и перспективные части эксплозивных структур, возможно, кимберлитового и лампроитового типа. Об этом свидетельствует присутствие соответствующих класти-тов в молодых отложениях чехла. В целом особенности процессов протрузивного и эксплозивного характера на архейском цоколе в Побужье и Приазовье (Западно-При­азовский блок) во многом совпадают. Следует отме­тить, что Н. П. Семененко и Н. И. Половко ранее [6] в Среднем Побужье описа­ли кимберлиты, секущие суперкрустальные, нередко дезинтегрированные, поро­ды архея. С кимберлитами в брекчиях там сонаходятся дай-кообразные стекловатые тела более молодого возраста.

Названные протокласти-ческие структуры и проявле­ния, приуроченные к грану-литовым блокам архейского основания (архонам), благо­приятны для локализации более поздних кимберлито-вых алмазоносных структур. Однако, кимберлитовая и, видимо в большей мере, лам-проитовая формации проявляются на щите также в про-топлатформенных блоках протерозойской стабилиза­ции (протонах): Кировоград­ском, Волынском, Приазов­ском (восточная часть) бло­ках, а также в перикратонных структурах с подобным, но глубокопогруженным кри­сталлическим основанием.

 Раннепротерозойский этап

Кировоградский блок

 В центральной части Украинского щита распо­ложена структура первого ранга - раннепротерозой­ский Кировоградский блок; как часть мегаблока ранне-протерозойской стабилиза­ции платформы он включает фрагменты архейского осно­вания (Ингулецкая глыба и более мелкие фрагменты). По ряду признаков, включая пока непромышленную ал-мазоносность, Кировоград­ский блок коррелируется с Приазовским. Некоторые структуры архейского про-тооснования сохранились от раннепротерозойской де­струкции и были перекрыты раннепротерозойским про-топлатформенным чехлом, он претерпел метаморфизм регионального типа, участ­ками гранитизирован. Сфор­мировались Ингульский, Зве­нигородский, Райгородский, Братский и другие прогибы, выполненные отложения­ми ингуло-ингулецкой серии (нижний протерозой). Они в свою очередь стали основа­нием для формаций проте­розойских и фанерозойских последующих этапов акти­визации. В раннем протеро­зое и позже формировались интрузивные комплексы раз­ного состава и соответствую­щие полезные ископаемые.

В разрезе раннего про­терозоя особенно полно представлена флишоидная метаграувакковая формация (чечелеевская свита) палео-чехла с сингенетическими проявлениями алмазов кок-четавского типа. В Киро­воградском блоке, как и в

Приазовском, локально про­явлены эклогиты с соответ­ствующей минерализацией: месторождения железа, зо­лота и позже образованных урана, циркония, лития, а также другие редкометалль-ные проявления. Представ­лены раннепротерозойские метаморфизованные и более поздние неметаморфизован-ные проявления кимберли­тов, лампроитов и других пород эксплозивного типа протерозойского времени. Ранние метаморфизованные образования нелегко рас­познаются, будучи повторно метаморфизованными, осо­бенно если они преобразо­ваны в зонах разломов. Это относится и к протрузиям, особенно стратиформным, будинированным. Состав по­добных даек различный - от ультраосновного до средне­го и субщелочного. Мета-морфизованные флишоиды включают эксплозивные компоненты (собственно граувакки), не только маг­матического, но и флюи-дизатного происхождения. Слюдистые породы имеют явно выраженный субще­лочной состав, близки к ме-талампроитам. На Клинцов-ском месторождении золота в этих образованиях обна­ружены алмазы кокчетав-ского типа [9, 12]. Подобная геологическая ситуация (со­став отложений, тектоника, возраст, проявления золо­та, алмазов) наблюдается и в Кокчетавском массиве Казахстана, где при уча­стии флишоидной метагра-увакковой формации и зон разломов сформировались эклогитоподобные породы, месторождения золота и ал­мазов кокчетавского типа.

В условиях метаморфиз­ма, динамометаморфизма и локальной гранитизации иногда сохраняются лишь фрагменты более ранних образований, например, ким­берлитов Щорсовского и Лелековского проявлений в гранитоидном массиве, буди­ны в гнейсах и гранитогней-совых куполах (Криничеват-ский и другие).

Раннепротерозойская активизация выражена в архейских (Подольский) и раннепротерозойских (Ки­ровоградский) блоках по-разному; на Подолье масси­вы типа собитов насыщены разноориентированными фрагментами метаморфизо-ванных даек, включая основ­ные и кимберлитоподобные, слюдистые субщелочные. Видимо, активизированные гранитоиды вместе с фраг­ментами даек перемеща­лись на этапе активизации с глубоких уровней коры. В Приазовском блоке подоб­но проявление обиточнен-ского комплекса, включая собственно Обиточненский массив с трубкой Мрия [2].

Близкие к кировоград­ским проявлениям геологи­ческие ситуации наблюда­ются в архейских и протеро­зойских частях Приазовско­го блока. Это относится и к сопоставимым минерагени-ческим особенностям. Пер­вая, раннепротерозойская, активизация окончательно определила протоплатфор-менный тип строения Киро­воградского блока, но соот­ветствующая деятельность периодически повторялась и на протяжении последую­щей истории в протерозое и фанерозое.

Активизации приводи­ли к фрагментарному раз­рушению сформированных ранее структур, открывая пути к проникновению мантийного материала, инициировали проявления соответствующего магма­тизма флюидизатно-экс-плозивной деятельности и рудогенеза. Флюидизиты протерозоя имеют главным образом субщелочную на­правленность. Создавались условия, благоприятные для образования структур и формаций, несущих алмазы, черные, благородные, цвет­ные и редкие металлы, фос­фаты и другие компоненты - производные процессов на глубоких уровнях. Кон­центрации металлов спо­собствовал щелочной ме­тасоматоз, выразившийся в образовании альбититов и калишпатитов; на заключи­тельных стадиях процессы сменились гидротермаль­ными, способствовавшими накоплению благородных и цветных металлов. Позже стойкие к выветриванию полезные компоненты, включая алмазы, переходи­ли в россыпи (алмаз, золо­то, циркон, ильменит и др.).

Раннепротерозойские дайки кимберлитов Кирово­градского блока (Щорсов-ское, Лелековское проявле­ния) примечательны слабым метаморфизмом и слюди-стостью, что, как и время формирования, сближает их с лампроитовой формацией трубки Мрия. В их составе ранее были установлены единичные мелкие зерна ал­маза, нами определены зна­ки золота. Присущи также некогерентные элементы, характерные для лампрои-товой формации.

Раннепротерозойский этап активизации в Киро­воградском блоке отме­чен также формированием псевдолейцитовых лампро-итов [3], которые, по нашим данным, как и кимберлиты, слабо метаморфизованы [12]. Они приурочены к Рус-скополянскому массиву ка­лиевых гранитов, несущих рассеянную флюоритовую минерализацию. Интересно, что в подобном по строению Волынском блоке близкие граниты коростенского ком­плекса в районе с. Пугачевка содержат минерализацию фтора, но в форме топаза. Те и другие гранитоиды по структурным особенностям близки к метакластитовой формации, они при выветри­вании легко преобразуются в аркозы, которые обычно относятся к выветрелым магматическим разновидностям коростенского ком­плекса (Коростенский и Корсунь-Новомиргородский плутоны). С нашей точки зрения, это гранитоподоб-ная кластитовая формация аркозового типа, заверша­ющая ряд кимберлиты-лам-проиты-ингимбриты [12]. П. Эскола граниты-рапакиви относил к гранитизирован-ным песчаникам иотнийско-го типа. В Волынском блоке черты подобия имеют также Давыдковский и Яструбец-кий массивы [7]. Названные кластитовые образования и структуры (трубка Мрия и др.), в отличие от кимберли­тов, недостаточно исследо­ваны на алмазоносность. По субщелочному составу, ми­нерализации, наличию неко­герентных элементов могут соотноситься с описанными в первой статье формация­ми. В корах выветривания Яструбецкого массива на­блюдались мелкие алмазы. Породы также несут редко-металльную и редкоземель­ную минерализацию.

Среднепротерозойский этап активизации Кирово­градского блока представлен формациями, территориаль­но тяготеющими к Корсунь-Новомиргородскому массиву. В их составе с интрузивными магматическими проявлени­ями основного, среднего суб­щелочного и кислого соста­ва ассоциируют различные образования флюидизатно-эксплозивного характера, а также поля даек (Знаменско-Устиновское и др.) разного облика и происхождения, присущие всему блоку. От­мечаются кластитовые фор­мации и осадочного проис­хождения. Дайки среднепро-терозойского этапа не мета-морфизованы, к структурам основания занимают секущее положение, как на Клинцов-ском месторождении золо­та. Выделяются монцониты, камптониты, метакластиты аркозового типа в ряду с иными флюидизатно-экспло-зивными породами. Одним из доказательств является "некогерентный" состав по­род, выражающийся на гео­химическом и минеральном уровнях (ассоциация оливина с кварцем в гранитах-рапа-киви и др.) [15]. Особое по­ложение занимают монцо-ниты, которые как породы магматические соотносят с Корсунь-Новомиргородским и Новоукраинским плутона­ми. Монцониты по составу и строению действительно близки к магматическим. Но ранее проведенное изучение золотоносности подобных образований региона [9] при­вело нас к выводу, что монцо-ниты могут быть связаны с флюидизатно-эксплозивны-ми структурами и процесса­ми, поскольку ассоциируют с соответствующими структу­рами (скважина 4085, струк­тура Северная Грузская, гл. 200 м и др.). Монцониты, как и в Австралии, являются интрузивной составляющей структур лампроитового типа. К ним близки магмати­ческие породы среднего про­терозоя: сиениты, лампроиты центральной части Кирово­градского блока. В названной скважине монцониты вверх от забоя прослеживаются на протяжении 20 м. Выше (до глубины 115 м) располагает­ся пачка, представленная об­ломками в различной мере брекчированных и изменен­ных субщелочных пород, сце­ментированных более моло­дой матрицей. Они содержат циркон, редкометалльные, редкоземельные, благород­ные минералы и элементы (Zr, Li, Ta, Nb и др.). На глу­бине 100 м выявлены оскол­ки алмазов. Обломочные породы здесь по преоблада­нию определяющего мине­рала - калиевого полевого шпата - относятся также к фенитам. Цементирующий брекчированные фениты флюидизатно-эксплозивный материал, видимо, мог обра­зоваться после их дробления на последующих этапах акти­визации. Далее вверх, до глу­бины 52 м, следует пёстрый мел-палеогеновый разрез, в котором смешаны в разных соотношениях глинистые и песчанистые компоненты флюидизатно-эксплозивных образований. Они включа­ют стекловатые частицы, преобразованные в монтмо­риллониты или каолиниты, в зависимости от первичного состава флюидизитов. Дан­ные породы неправомерно относят к корам выветрива­ния основания.

Выше находится мало­мощный (около 20 м) слой песков неогена. Завершают разрез пески и суглинки нео­ген-четвертичного времени.

В направлении к Дне-провско-Донецкой впадине разрезы включают юрские отложения (оксфорд-ким-меридж), представленными конгломератами с карбо­натным цементом, замеща­ющимся фосфатами, отме­чается флюидизатно-экс-плозивный материал, гипер­генные процессы приводят к формированию прослоев бокситов и бентонитов. По­добные структуры образуют поля в пределах Кирово­градского блока к востоку и западу от Корсунь-Новомир-городского плутона.

Минерагения алмазов в гранулитовых комплексах архея, на примере южно­африканских эксплозивных кимберлитовых трубок, ха­рактерна для блоков древ­него основания с молодым чехлом. Но следует отме­тить, что в пределах Укра­инского щита архейские блоки в значительной мере эродированы, в основании чаще сохраняются нижние части дайкообразных про-трузивных конических или цилиндрических тел разно­го состава и возраста, в том числе и потенциально ал­мазоносных (трубка Мрия, протрузии Голосковская, Ждановская и другие). Эти магматические, как счита­ется, образования подвер­глись метаморфизму и уль­траметаморфизму в слабой мере, они слабо алмазонос­ны, в голосковских телах (Подолье) проявлена апа-титоносность типа Ошур-ковского месторождения в Западном Забайкалье [13]. Но на последующих этапах активизации в протрузиях открывались каналы, по которым проникали рудо­носные флюидизаты, ини­циирующие эксплозивную деятельность субщелочно­го характера и соответству­ющий рудогенез, в аспекте алмаза - лампроитового типа, формируется также своеобразная самородно-металльная минерализация (трубка Мрия).

В гранулитах Подоль­ского блока встречают­ся малокварцевые суще­ственно калишпатовые и пегматоидные прожилки со шпинелью и апатитом субщелочного типа в со­обществе со слюдисто-пи-роксеновыми, близкими к лампроитам по составу по­родами и фениты (с. Саинки на р. Мурафа в Приднестро­вье, обнажения и карьеры в сс. Казавчин и Шумило-во, в правом борту долины р. Южный Буг в Среднем Побужье). Кроме того, в этих породах проявляется редко-земельно-редкометалльная специализация, характерная для субщелочных образова­ний. Видимо, одновременно в Западно-Приазовской глыбе сформировалась лампроито-вая трубка Мрия с её специ­фической минерагенической специализацией, образую­щейся на последующих эта­пах (алмазы, самородные ме­таллы, слюды).

В протонах (Кирово­градский блок и др.) обра­зовались стратиформные гнейсовые комплексы с гра-увакковыми формациями, с которыми связаны проявле­ния алмазов кокчетавского типа, а также гидротермаль-но-метасоматические ме­сторождения урана и золота клинцовского типа [9].

Эти данные проясняют происхождение алмазов, от­носящихся к протерозою.

В среднем-верхнем д о к е м б р и и превалируют субщелочные и щелочные формации флюидизатно-эксплозивных структур лам-проитового типа. С метасо­матозом щелочного харак­тера связаны не только ме­сторождения и проявления золота и урана, но и других редких, а также рассеянных металлов. Известны место­рождения урана, циркония, лития, проявления тантала, ниобия и др. В этом отноше­нии Кировоградский блок сопоставим с Восточно-При­азовским. Гидротермальные проявления в основном фор­мируются на завершающей стадии развития флюидизат-но-эксплозивных процессов докембрия, но проявляются и в фанерозое.

П а л е о з о й с к и й ( д е -вонский) этап активи­зации представлен Ровнен-ским (от с. Ровное) полем эксплозивных структур. Здесь, кроме кластитовой трубки "минетт',' располо­жены и дайки близкого со­става. Флюидизатно-экспло-зивный материал изменчив, в общем более лейкокра-товый, чем в приведенных выше проявлениях. Однако, эти образования коррелиру-ются с лампроитами некото­рых трубок Австралии [4]. Минеттами эти породы были названы первыми исследова­телями, их возраст калий-ар­гоновым методом определен как каменноугольный. Ал­мазы установлены в одной из даек, обогащенной мине­ралами тяжелой фракции, а также в отложениях чехла [12]. Западнее, за пределами блока, близкий возраст име­ют структуры Ильинецкого поля (бассейн р. Собь) [12].

Ровненские структуры расположены в докембрий-ском Новоукраинском мас­сиве гранитоидов и монцо-нитов. Примечательно, что в нем сонаходятся монцони­ты докембрия, кластитовые лампроиты ("минетты') карбона и перекрывающие их терригенные, терригенно-известковистые и глинистые отложения мезо-кайнозоя. Вскрытый скважинами на фланге контакт одной из ровненских структур с вме­щающими гранитоидами по­казывает наклон, характер­ный для конических лампро-итовых трубок. Кластито-вые формации относитель­но слабо сцементированы, стекловатая составляющая замещается глинами, для верхов эксплозивных струк­тур этого тела характерна слоистость.

Палеозойские образова­ния в пределах блоков пока ограничиваются названны­ми флюидизатно-эксплозив-ными структурами лампро-итового типа Ровненского поля (центральная часть Кировоградского блока). С ними связаны не только проявления алмазов, но и золота, меди и других ме­таллов в самородном виде. Эта особенность - сохран­ность самородных металлов - всеобще присуща породам эксплозивных структур мо­лодых эпох активизации и свидетельствует о восстано­вительной обстановке при формировании пород.

Следует отметить, что в Кировоградском и Подоль­ском блоках имеют место и другие палеозойские про­явления, например, трубки и дайки, с фрагментами стра-тиформных отложений, при­знаки которых имеют место в Ильинецком поле струк­тур. Близки также юрские и меловые отложения в север­ной части Кировоградского блока, где они ранее не были известны. Юра представлена фосфатоносными терриген-но-карбонатными форма­циями (гравелиты, конгло­мераты) с фауной оксфорд-киммериджа [11].

Мезозойско-кайно-зойские формации вы­полняют   эксплозивные структуры и выходят за их пределы. Обычно образуют­ся поля молодых флюиди-затно-эксплозивных прояв­лений (Кировоградско-Сме-лянское и др.), но встречают­ся и изолированные одиноч­ные или сдвоенные трубки (Зеленогайская и др.).

Ранее молодые породы, выполняющие эксплозив­ные структуры, как прави­ло, относили к корам выве­тривания кристаллического основания. Нами показано, что это результат преобра­зования отложений молодо­го этапа флюидизатно-экс-плозивной деятельности. Поля подобных структур от­мечаются и в других участ­ках Кировоградского блока (Ровненское, Тясминское и другие), а также за его пределами в протоплатфор-менных блоках (Волынский, Днестровский, Приазов­ский). К подобным явлени­ям мы относим и структуры, которые называют астро-блемами (Болтышская, Рот-мистровская и др.) [1] или тектономагматическими структурами [5] мел-палео­генового возраста. Для них характерны терригенно-кар-бонатные формации, мерге­ли, железистые отложения, кластитовые, стекловатые породы, углеродистые об­разования, бокситы, глины (бентониты, каолины), об­разующие месторождения. И в них также преобладают флюидизатно-эксплозив-ные образования щелочной направленности, что предо­пределяет их минерагениче-скую специализацию. Исхо­дные породы эксплозивных структур способствуют об­разованию россыпей алма­зов, золота, титана, цирко­ния, материал выветрелых образований кристалличе­ского основания имеет вто­ростепенное значение

В составе меловых фор­маций отмечаются харак­терные для эксплозивных структур мергели, выше по разрезу чехла располагаются рудные формации бокситов, железистых пород, корундо­вых песчаников, углероди­стых отложений с сульфида­ми, чёрных сланцев, раскри-сталлизованные стекла и др. В целом в Кировоградском блоке эксплозивные струк­туры сохранились полнее, чем в других. Сопоставимые образования отмечены в За­падно-Приазовской глыбе, где значительный срез, в большей мере - в восточной части Приазовского блока. Примером долгоживущих молодых структур может служить трубка Мрия.

Поиски алмазов в Ки­ровоградском блоке, сопро­вождающиеся бурением на геофизически перспектив­ных структурах, проведен­ные ГРЭ №37 КП "Киров-геология' под руководством А. А. Калашник и Н. Н. Ки­рьянова с нашим участием, а также наши исследования позволили выявить экспло­зивные структуры лампро-итового типа и установить их алмазоносность. Алмазы кимберлитового типа мел­кие (< 1 мм), представлены осколками, бесцветные. Чаще встречаются зеленые, жел­товатые разновидности, ко­торые специалистами опре­деляются как техногенные синтетические, хотя при бу­рении алмазные коронки не использовались. Как отмеча­лось, нередко в описываемых структурах встречаются про­явления золота и самородных металлов [11], что характерно и для трубки Мрия.

В целом проблема флю-идизатно-эксплозивных про­явлений и соответствующей металлогении комплексная, требует проведения специ­альных исследований. Она в равной мере касается Киро­воградского и Приазовского блоков (включая и в част­ности проявления поля, где расположена трубка Мрия) и других блоков. Нахождение в эксплозивных структурах алмазов и других полезных компонентов в большей мере связано с их конечны­ми фазами, проявлявшимися вплоть до неогена и, возмож­но, четвертичного времени. Это наводит на размышления о проблемах экологии при­роды в недавнем прошлом и предстоящем будущем [8].

Таким образом, прове­денные исследования по­зволяют сделать следующие выводы:

- флюидизатно-экспло-зивная деятельность - само­стоятельное явление, при­сущее этапам активизации стабилизированных струк­тур как докембрия, так и фа-нерозоя;

- флюидизатно-экспло-зивные образования залега­ют как в основании, так и в чехле этих структур;

- источником полезных компонентов при соответству­ющем рудогенезе могут быть породы всего разреза земной коры, а также мантии;

- флюидизатно-экспло-зивные образования при­сущи всем блокам щита, но проявляются по-разному и в разной мере, их сохранность в чехле зависит от степени эрозионного среза;

- молодые проявления в Кировоградском блоке ха­рактеризуются щелочной направленностью;

- оруденение, связанное с флюидизатно-эксплозивны-ми структурами, включает алмазы, золото, уран и дру­гие редкие и редкоземель­ные металлы, железо, титан, а также проявления фосфо­ра, фтора, бария, углерода в форме графита и других по­лезных компонентов;

- металлы в молодых структурах нередко представ­лены в самородной форме;

- флюидизатно-экспло-зивная деятельность ини­циирует рудопроизводную метасоматического и гидро­термального характера.

Авторы благодарят со­трудников геологической службы А. А. Калашник, Н. Н. Кирьянова, Л. А. Соло-матину, С. Н. Стрекозова за предоставление материа­лов, консультации и выска­занные замечания.

 

Категория: Публикации | Добавил: admin (29.03.2012)
Просмотров: 1463 | Теги: флюидизаты, туффы, туффизиты, флюидолиты | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: