Каталог файлов

Главная » Файлы » Публикации

Флюидно – эксплозивные образования в осадочных комплексах
[ Скачать с сервера (4.31Mb) · Скачать удаленно (4,7 Мб) ] 23.02.2012, 11:52

В последние десятилетия большое внимание уделяется исследованию флюидно-эксплозивных образований (ФЭО), формирующихся в результате химического и физико-механического взаимодействия глубинных флюидов с поверхностными или близповерхностными горными породами. Восходящие флюидные потоки, источниками которых являются либо «подкоровые глубины» [13], либо коровые магматические очаги [19], рассматриваются не только в качестве основных факторов переноса и концентрации рудных компонентов, но учитывается также их роль в тектонических процессах [18]. Вместе с тем, преобладающая часть работ по данной тематике посвящена ФЭО, связанным с магматическими и метаморфическими породами. Обобщающей сводки по ФЭО в осадочных комплексах, не существует, что создаёт проблемы при их идентификации.
Не менее важной является проблема места ФЭО в общей системе горных пород. Мы полагаем, что они должны быть выделены в самостоятельную таксономическую единицу высокого ранга – особый класс горных пород [24]. Поводом для этого служит общность механизма их формирования, в основе которого лежит механическое, тепловое и химическое воздействие глубинного флюида на горную породу или осадок и отличие от осадочных, магматических, метаморфических образований, механизм формирования которых принципиально иной. Любая попытка истолковать особенности ФЭО с позиций классической петрологии или литологии наталкивается на определенные трудности.
Близких представлений придерживаются и некоторые другие исследователи. По мнению украинских специалистов Г. М. Яценко и др.: [27] «Флюидизатно – эксплозивная деятельность – это самостоятельный тип породо- и рудообразования, наравне с, магматическим, осадочным, метаморфическим и другими». Л. В. Махлаев [14] считает, что идея добавить к трём типам горных пород (магматитам, седиментитам и метаморфитам) четвёртый – тип флюидолитов – назрела и «носится в воздухе». В принципе к такому же выводу пришел и академик В. А. Коротеев, который на одном из уральских совещаний сказал, что если ХIХ век был веком становления и развития петрографии магматических пород, а ХХ век можно считать веком метаморфической петрографии, то ХХI век скорее всего будет веком флюидизатных систем – цитируется по работе [15]. Из этого высказывания следует, что В. А. Коротеев ставит все перечисленные им таксоны, включая ФЭО, на одну ступень в иерархии горных пород.
Вместе с тем, существуют и другие точки зрения. Большинство специалистов, полагает, что ФЭО – это класс магматических пород, поскольку их основу составляет флюид – производное мантии, или корового магматизма. Противоположной точки зрения придерживается Н. А. Фогельман [22]. По её мнению ФЭО "Это подвижные обломочные и микрообломочные массы, состоящие, главным образом, из пород и минералов преимущественно невулканического происхождения, точнее, генетически не связанных с магмой данного криптовулканического аппарата, а отторгнутых от стенок вулканических камер и каналов”.
Очевидно, проблема требует дальнейшего обсуждения.
Предлагаемая читателю работа составлена на основе материалов, собранных за многие годы исследования геологии Восточно-Европейской платформы и Урала. Цель работы – познакомить читателя с современными представлениями о происхождении ФЭО, приуроченных к осадочным комплексам, и дать рекомендации по их диагностике. Работа иллюстрируется фотографиями, большей частью оригинальными, которые в изданной версии приведены в черно-белом варианте. Здесь мы их приводим в цветном изображении.
Помимо авторов в работе в разное время принимали участие М. Т. Орлова, В. Ф. Сапега, Г. Б. Скворцов, Л. Н. Фурмакова. Мы благодарим сотрудников Коми Филиала РАН И. И. Голубеву и профессора Л. В. Махлаева, прочитавших нашу работу в первом её варианте и положительно о ней отозвавшихся, а также профессора СПб университета Е. Г. Панову и ведущих научных сотрудников ВСЕГЕИ Л. И. Лукьянову и Л. Н. Шарпёнок, чьими консультациями мы пользовались.

1. Механизм формирования флюидно-эксплозивных образований
ФЭО впервые описал немецкий геолог Г. Клоос среди юрских отложений Швабии [28]. Он считал, что на первом этапе вулканического процесса дезинтеграция слоёв верхней коры происходит не столько благодаря «грубому» (brutal) взрыву, сколько вследствие воздействия проникающего сквозь них «активного газа». Образовавшиеся в результате механического разрушения этих слоёв брекчии (Mischgesteine), состоящие из обломков осадочных и магматических пород, через которые проходит «активный газ», Г. Клоос назвал туффизитами. Туффизиты остаются в жерле (фото 01), или выбрасываются на поверхность (фото 02).

Более поздние исследования показали, что процесс формирования ФЭО сложнее, чем полагал Г. Клоос, и что ведущую роль в дезинтеграции проницаемых пород и выноса их на поверхность играют глубинные флюиды [4, 13, 18, 19, 29].
При выходе из мантийного или корового очага флюид представляет собой сложную смесь газонасыщенного раствора и, возможно, магматического расплава, которая может существовать только при высоких температуре и давлении. Поднимаясь в поверхностные слои литосферы, флюид проникает сквозь поры и трещины пронизываемой породы и в результате декомпрессии распадается на составные части. В первую очередь из него выделяется магматическая компонента, образуя соответствующую минеральную ассоциацию. Позднее флюид освобождается от газовой составляющей. При быстром падении давления и температуры она может обладать практически взрывной энергией, за счёт которой происходит разрушение пронизываемого субстрата. Образуются подводящие каналы (фото 01 и фото на обложке), в которых формируется направленный вверх поток, состоящий из жидкости, освободившегося из флюида газа и обломков разрушенной породы.

Фото 01. Туффизит (флюидолит) в подводящем канале, прорывающий юрские известняки Швабии. Из книги Г. Клооса [28].


Фото 02. Обнажение брекчиевидного туффизита (флюидолита) близ г. Лимбург. 4 – юрские известняки и мергели, 5 – блоки юрского известняка среди туфов и глин, 6 – «третичная» глина в цементе, 7 – блоки древних базальтовых туфов, 8 – молодые базальтовые туфы, цементирующие обломки. Из книги Г. Клооса [28].

Иногда флюидно-кластическая масса продвигается вверх по более широким подводящим каналам, морфологически сходным с трубками взрыва, чему может служить примером вскрытое скважинами на глубину до 300 м трубообразное тело у дер. Мишина Гора в Псковской области [12].

Из подводящих каналов поток флюидно-кластической массы выносится на поверхность или в бассейн седиментации, где смешивается с осадком. В итоге образуются флюидно-эксплозивные системы – сложные ассоциации пород от брекчиевидных и конгломератовидных до алевропсаммитовых и несиликатных (доломиты, карбонатиты?).

Общепринятого наименования пород, образующих ФЭО, не существует. Кроме термина "туффизиты», они описаны в литературе как "флюидизаты”, "флюидиты”, грязебрекчии и т. д. В прежних работах, руководствуясь принципом приоритета, мы использовали название Г. Клооса, однако, понимая, что термин, образованный корнем «флюид» и имеющий генетический смысл, предпочтительнее, будем называть рассматриваемые породы флюидолитами (рекомендация Л. Н. Шарпёнок).

2. Геологическая позиция изученных флюидолитов
Флюидолиты в осадочных комплексах встречаются на разных возрастных уровнях в разных геологических обстановках; состав и строение их различны и зависят от состава флюидов и характера вмещающего субстрата. Приведенные далее сведения основаны на детальном изучении трех опорных объектов: 1) буровых скважин в Приладожье, описанных в работах [1, 2, 8, 24] («Яблоновский участок», 70 км севернее г. Санкт-Петербург); 2) естественных обнажений в устье ручья Апшак при впадении в р. Белая Южном Урале [10, 11, 21, 23]; 3) глубоких скважин в Золотицком кимберлитовом поле (ЗКП) Архангельской области [7]. Возраст изученных пород – рифей-венд. Привлечены также литературные данные и керн глубоких скважин других районов Восточно-Европейской платформы.

3. Диагностика флюидолитов
Диагностика флюидолитов, связанных с осадочными комплексами, разработана слабо, что приводит к ошибкам при их идентификации. Они описывались как тиллиты, тектонические брекчии, образования карстовых воронок, коптогенные (метеоритные) брекчии. Во многих случаях флюидолиты трудно диагностируются в связи с конвергентным сходством их с породами различного генезиса, тем не менее существуют признаки, позволяющие выделять их среди осадочных пород с высокой степенью вероятности. Они и будут предметом нашего рассмотрения.

3.1. Особенности структуры флюидолитов
Флюидолиты образуют непрерывный ряд от псефитов до алевропелитов и пелитов, причем переходы от грубообломочных к тонкообломочным разностям осуществляются не постепенным уменьшением размерности обломочного материала, как это характерно для осадочных пород, а увеличением относительного количества обломков в породе.
На фото 02 мы видели «туффизит» из юрских отложений района г. Лимбург. В современной системе осадочных образований эта порода должна быть отнесена к группе крупнообломочных брекчий, а хаотичная её структура позволяет применить к ней название «грязебрекчия» [14]. Такая структура обязана своим происхождением флюидному потоку, обладавшему высокой энергией, интенсивно разрушавшему пронизываемые слои юрских мергелей.

Формирование пород, изображённых фото 03 в литературе [4, 29] объясняется длительным прохождением газово-жидкого флюида по каналу. Находящиеся при этом в составе флюидного потока отторгнутые от стенки канала обломки, будучи во взвешенном состоянии, окатываются, и на поверхности формируется не брекчия, а порода, включающая окатанные гальки и валуны, т. е. конгломерат или валунник.


Фото 03. Алмазоносный флюидолит, в поисковой канаве. 15 км к юго-западу от г. Белорецк, Южный Урал. Возраст – силур (?). Для масштаба – ручка молотка *). Здесь и дальше знаком*) отмечены фотографии из коллекций К. Э. Якобсона.

При спокойном прохождении флюида по подводящему каналу механическая примесь в потоке незначительна и процесс ограничивается внутренним перераспределением вещества в породе (фото 04 и 05), дезинтеграцией микролитов алеврито-псаммитовой фракции и образованием новых минеральных форм. Сочетание этих двух противоположных процессов - явление для флюидолит ов характерное.

Фото 04. Обнажение в устье ручья Апшак. КР-криволукская свита (рифей) - непеработанные флюидами песчаники и туфопесчаники. КУР-кургашлинская свита (нижний венд). Светлые пятна – флюидолиты. Фото Н. Н. Копыловой.


Фото 05. Фрагмент обнажения в устье р. Апшак. В туфопесчаник, окрашенный лилово-бурым пылевидным гематитом, внедрён поток светлого кремнекислого флюида, сопровождающийся различными жилами и апофизами. Фото Н. Н. Копыловой.

Пример внутреннего перераспределения вещества в породе приведён на фото 05. Расплывчатые бесформенные включения, отделившиеся от светло-серого кремнекислого потока (стадия «1») последовательно приобретают чёткие контуры (стадия «2») и постепенно за счёт концентрации кремнекислоты (стадия «3») преобразуются в конкреции (стадия «4»), светло-серого кварцита и имеющие вид псевдогалек и псевдовалунов. В итоге они выпадают из стенки обнажения, и оставляют после себя углубления (стадия «5»). Дополнительным доводом в пользу происхождения «валуна» in situ служит наличие в его нижней части выступа, который не мог бы сохраниться при любом способе наземной транспортировки.

Явление, характерное для флюидно-эксплозивных пород – дезинтеграция зёрен и крупных ксенолитов. В шлифах удается наблюдать, как расщепляются и растаскиваются в движущейся флюидной массе зёрна псаммитовой размерности вплоть до превращения их в скелетные формы (фото 06). Одновременно с разрушением зёрен возникают новообразованные минеральные формы: на фото 06 – регенерированные кварц и плагиоклаз.


Фото 06. Расщепленные и регенерированные зерна в флюидолите. Шлиф из вендского флюидолита скважины Гаврилов Ям – 4; кв2, пл2 – регенерированные кварц и плагиоклаз; кп1, би1 – микроклин и биотит первой генерации. Зарисовка А. П. Казака*). Cм. также фото 08, 18, 22.

В файле «презентация» этот рисунок заменён фотографией шлифа рифейского флюидолита. ЗКП, скважина 1000, глубина 1026 м.
Распавшиеся на отдельные фрагменты крупные ксенолиты называют «взорванными» [4], или расщепленными «непосредственно на месте» [3]. И. И. Голубева [4] считает, что этот признак – «один из главнейших, отличающий туффизиты от псефитов и псаммитов». В. И. Ваганов [3] полагает, что «дробление присутствующих в брекчиях обломков пород кристаллов и стёкол непосредственно на месте с проникновением в них цемента» является решающим признаком отнесения обломочных пород к флюидизационным образованиям.
Очень образно описал «взорванные» включения из кургашлинской свиты уральского венда Л. Лунгерсгаузен [11]: «Замечательно присутствие раздавленных зерен кварца. Некоторые зерна разбиты густой сетью трещин, но сохранили еще цельность; другие – частично распались на обломки, совокупность которых обнаруживает связь с первоначальной формой зерна… Ничего подобного в других породах мне не приходилось наблюдать». Распавшееся зерно кварца из кургашлинской свиты, подобное тем, которые видел Л. Лунгерсгаузен, изображено на фото 07.


Фото 07. «Взорванное» зерно кварца в флюидолите. Отколовшиеся от крупного зерна фрагменты местами отполированы флюидным потоком. Устье р. Апшак. Николи скрещены*).


Фото 08. Расщепленное зерно кварца размером 3мм по длинной оси в флюидолите. Яблоновская свита, скважина 3, глубина 113м. Николи скрещены.

Л. Лунгерсгаузен, считавший кургашлинскую свиту ледниковым образованием, связывал это явление с «громадным механическим давлением, производимым ледником на свое ложе и поддонную морену», хотя никаких признаков жесткого ложа, или поддонной морены под кургашлинской свитой, по наблюдению авторов (фото 04), нет. Дезинтеграция зёрен и ксенолитов связана с термоградиентностью системы. Привнесённые высокотемпературным флюидным потоком в осадок ксенолиты при резком падении температуры в контакте с насыщенным водой холодным осадком растрескиваются. Начало процесса см. на фото 09, где видно внедрёние цемента флюидолита по трещинам в крупный ксенолит доломитового мергеля.. Окончательно «взорванный» ксенолит туфопесчаника показан на фото 10, где его механический распад сопровождается химическими преобразованиями осколков: окрашивающие ксенолит в чёрный цвет гематит и феррохлорит переходят в ржаво-бурый лимонит-гидрогетит, а в местах полного освобождения от соединений железа остаётся чистый стекловидный кварц.


Фото 09.  Начинающий распадаться ксенолит доломитового мергеля из конгломератовидного флюидолита. Устье р. Апшак. Размер ксенолита 4см. Из коллекции Н. Н. Копыловой.


Фото 10. «Взорванный» ксенолит туфопесчаника в флюидолите. Темный цвет верхнего фрагмента обусловлен присутствием в цементе гематита и Fe-хлорита. В нижнем фрагменте выделился низкотемпературный гематит; в остатке – стекловидный кварц. Вмещающую породу принято считать ледниковым образованием. Размер образца по ширине 9 см. Устье р. Апшак. *).

С другой стороны среди флюидолитов наблюдаются округлённые зёрна. М. Н. Афанасов [2] пишет: «При просмотре шлихов флюидизированных пород обнаружены микрошарики кварца размером до 0,7мм. Значительно реже в шлифах наблюдаются идеально круглые сечения зёрен микроклина. Объяснить это осадочным процессом весьма затруднительно, ибо в осадочной породе – чем меньше зерно, тем оно угловатее». Микрошарики в мелкопсаммитовой фракции флюидолита встречаются в виде отдельных зёрен (фото 11), но иногда и в виде скоплений (фото 12).


Фото 11. «Микрошарик» кварца диаметром 1мм. В нём сочетаются следы двух процессов: расщепления и округления.

Фото 12. Скопление кварцевых «микрошариков». Намечается распад некоторых из них. Николи параллельны. Протерозой Онежского прогиба. Фото А. П. Казака. Механизм образования подобных микрошариков рассматривается в работе [5].

Округлению подвержены и крупные ксенолиты. И. И. Голубева [4] отмечает, что одним из признаков флюидолитов, присущих им даже в большей степени, чем осадочным отложениям, является совершенная окатанность (точнее – округленность) части крупных включений. Как следует из работ Д. Л. Рейнольдс [29] и И. И. Голубевой [4], флюидолиты и седиментогенные обломочные породы имеют принципиально сходный механизм формирования, обусловленный переносом обломочного материала с последующим осаждением из транспортирующей среды. Различие лишь в том, что в одном случае эта среда водная, а в другом – существенно газовая, флюидная. В водной среде обломки, перекатываясь по дну водоема, в итоге приобретают форму уплощенного трехосного эллипсоида. Ксенолиты же, длительное время находившиеся во взвешенном состоянии во флюидно-газовом потоке, где энергия передается равномерно во всех направлениях, имеют форму одноосного эллипсоида или даже шара (фото13).


Фото 13. Субшаровидное включение гранита в флюидолите с реакционной каёмкой. Нижний венд Белоруссии. Натур. величина. Из коллекции Е. П. Брунс в ЦНИГР музее.

3.2.Текстурные особенности флюидолитов
Текстура флюидолитов доступна изучению в естественных обнажениях пород, по керну скважин, а также по образцам и шлифам в камеральных условиях. Часто встречающимся признаком флюидолитов является флюидальная текстура, которая среди осадочных комплексов геологами, как правило, не распознаётся и о ней ничего не говорится в литературе. Достаточно сказать, что в Геологическом словаре (1973 г., том 2) термин «флюидальный» отнесён только к застывающей лаве и мигматитам.

Флюидальная текстура отражает следы течения флюида и характеризуется расположением микролитов, иногда крупных частиц, вдоль направления потоков. Масштаб потоков различен. Крупный поток, представляющий собой подводящий канал флюидно-кластической массы изображён на обложке книги. Терминальная часть кислого по отношению к вмещающей породе потока (см. Таблицу 1 в разделе 3.3) изображена на фото 05. Крупные потоки дихотомируют, распадаются на более мелкие русла (фото 14 -16) до микроскопических (фото 17 -18).

Нередко движение потока приобретает турбулентный характер и образуются текстурные элементы причудливой формы. На фото 16 они напоминают складки гравитационного оползания; но, в отличие от последних, породы, проработанные флюидами, по минеральному составу и степени термохимической преобразованности, не совпадают с субстратом. Белёсый цвет потоков на лиловом фоне (фото 05 и 16) обязан своим происхождением переходу тонко распылённого гематита в высокотемпературную модификацию – стально-серые чешуйки.



Фото 14. Восходящий поток в флюидолите. Напоминает следы ходов илоедов в осадке, но упорядоченное расположение лейст аутигенного биотита, заполняющие этот «ход», указывает на его флюидную природу. Диаметр потока около 1 см. Восточное Приладожье, салминская свита, рифей, скважина II/6, глубина 94 м*).



Фото 15. Вихреподобный поток флюида в песчанике. Темный цвет слойков обусловлен присутствием пылевидного графита. Яблоновский участок, приладожская свита, образец из скважины № 7, глубина 165м. Диаметр керна 72 мм*)



Фото 16. Турбулентные потоки кремнекислого флюида. Видны углубления от выпавших из стенки обнажения псевдовалунов. Деталь обнажения в устье р. Апшак. Фото Н. Н. Копыловой.


Фото 17. След флюидного микропотока, состоящего из серицита и хлорита; минимальная ширина следа 0.5мм. Николи скрещены. Устье р. Апшак.



Фото 18. Терминальная часть микропотока, изображённого на фото 17.

3.3. Cостав флюидолитов и новообразованные минеральные формы.
Сочетание глубинных верхнекоровых и поверхностных компонентов приводит к большому разнообразию состава флюидолитов и входящих в них породообразующих и акцессорных минералов. Флюидные потоки сопутствуют различным магмам в диапазоне от ультраосновных (щёлочно-ультраосновных) до кислых и несиликатных (доломититы, карбонатиты). В Таблице приведены рентгеноспектральные анализы цементирующей массы флюидолитов щёлочно-ультраосновного состава из Красновишерского района СеверногоУрала (№№ 1-3) [16], а также кислых флюидолитов (№4) и вмещающих пород субстрата (№5) района с. Байназарово на Южном Урале (р. Апшак).

  №
п/п
  SiO2   TiO2   Al2 O3   Cr2O3   Fe2O3   FeO   MnO   MgO  CaO    Na2O K2 O   сумма 
 1  53.14  - 24,42 0,61 0,412,28-2,570,45-9,5795,44
 2  28.16   0.59   15,89 0,47 - 39,25 - - 0,34 - 4,53 89,49
 3  54.35     -4.69   26,38 2,57 - - - 2,51 0,38 - 9,65 95,82
 4  78.6   10.0  0,23 - 2,06 - 0,1 1,73 4,56 0,53 1,44 99,8
 5  71.0  - 0,63 - 5,33 - 0,034 2,33 1,86 0,07 3,35 99,7


Наибольшее практическое значение для диагностики имеют ксеногенные высокобарические минералы, связанные с флюидами мантийного происхождения, и аутигенные минералы, обязанные своим происхождением реакции между породой и флюидом. Характерный для флюидолитов набор высокобарических минералов, в том числе – спутников алмазов, приведён в статьях [1, 8, 16]. Ниже будут рассмотрены некоторые аутигенные минералы, диагностическое значение которых сомнения не вызывает.

Полевые шпаты. В ряде случаев среди флюидолитов и сопровождающих их доломитов наблюдаются новообразование кристаллов полевых шпатов (фото 19), или обратный процесс – их разрушение во флюидной массе (фото 20).


Фото 19. Новообразованный кристалл полевого шпата в доломитовой брекчии. Рифей Белоруссии, скважина Осиповичи - 14, глубина 720 м*).


Фото 20. Реакция флюида с зерном полевого шпата. Состав образовавшейся оторочки: кварц, хлорит, серицит. Справа - края оплавленных зерен кварца. Рифей ЗКП, скважина 774, глубина 1024 м. Николи параллельны. *).

Графит. Графит часто встречается в флюидолитах, поэтому он имеет важное значение для их диагностики. Этот высокотемпературный мягкий минерал не может попасть в осадок путем механического переноса; его присутствие в неметаморфизованной породе служит прямым свидетельством ее флюидной проработки. В образцах пород пылевидный графит выделяется тёмно-серым или чёрным цветом (фото 15 и 21).

В шлифах графит встречается в ассоциации с новообразованным ленточным биотитом, с которым он образует сростки, ориентированные в направлении флюидного потока (фото 22). Наличие кристаллического графита в рифейском флюидолите скважины Красавино-2 подтверждено В. Ф. Сапегой методом синхронного термического и термогравиметрического анализа на приборе STA449C Jupiter.



Фото 21. Прослои, обогащенные графитом, в флюидолите. Рифей, Ярославская обл. Скважина правой верхней части образца Прямоугольник – место взятия шлифа (Фото 22). Данилов-11, глубина 2940м. Диаметр керна 76 мм*)


Фото 22. Графит, биотит и сростки биотита с графитом. «Взорванные» и пронизанные сростками микролиты кварца. Рифей – венд. Ярославская обл., скважина Данилов-11, глубина 2940м. Николи параллельны*).

Биотит. Новообразованный биотит в флюидолитах встречается почти всюду. В качестве индикатора флюидных процессов особое значение он имеет среди неметаморфизованных комплексов платформенных чехлов, где его присутствие является показателем высокотемпературных процессов. При эпигенезе биотит не образуется [9]. Важно отличить новообразованный биотит от кластогенного. Один из способов идентификации этого минерала – исследование соотношения лейстов биотита с образующими породу зернами и обломками. Лейсты новообразованного биотита, иногда достигающие 1 см. в длину, располагаются вдоль флюидных потоков, приспосабливаются к промежуткам между кластогенными минералами, огибают их, образуют с ними сростки (фото 23). Наблюдались лейсты, насквозь пронизывающие зерна кварца (фото 22).



Фото 23. Новообразованный биотит в флюидолите. Яблоновский участок, шлиф из скважины № 1, глубина 262м. Николи параллельны. *).

Графит и биотит, изображенные на фото 21-23, приурочены к маломощным флюидным потокам среди неметаморфизованных аркозовых песчаников. Сочетание высокотемпературных минералов с осадочной породой, затронутой лишь начальным зпигенезом, для флюидных систем явление характерное. Термодинамическая неравновесность – одно из важных отличий их от магматических и регионально метаморфизованных пород.

Вулканические стекла. Каплевидные и эллипсоидальные аутигенные зерна флюидонасыщенного вулканического стекла с блестящей, не несущей следов переноса, поверхностью и пузырчатыми включениями (фото 24) обнаружены в верхней части яблоновской свиты Приладожья.



Фото 24. Аутигенные зерна вулканического стекла в флюидолите. Яблоновский участок, скважина 3, глубина 64м. Длина крупного зерна около 2мм. Температура формирования зёрен 880-1115°С (см. раздел 5)*).

Апатит. Длиннопризматический апатит с гладкой недеформированной поверхностью граней обнаружен в верхней части яблоновской свиты. Количество его достигает 60% тяжелой фракции.

Золото. В ряде случаев флюидолиты содержат знаковое золото. Из 200-граммовой навески флюидолита яблоновской свиты М. Т. Орлова извлекла 22 тонкие чешуйки золота размером 0.2 – 0.4мм в сочетании с пиритом и другими сульфидами металлов. Позднее находки были подтверждены в других частях разреза свиты. Судя по форме чешуек, золото не россыпное и может быть отнесено к заключительной стадии гидротермального процесса.

3.4. Следы термических градиентов.
Термоградиенты образуются за счёт перепадов температур на контакте флюид/субстрат или ксенолит/субстрат. О расщеплении ксенолитов за счёт разницы их температуры и температуры осадка было сказано выше. Более простой случай проявления термоградиента в флюидолитах – реакционные оторочки в субстрате вокруг инородных включений и каёмки на их поверхностях (фото 25 и 26).


Фото 25. Ксенолит изверженной породы в флюидолите с реакционной оторочкой, образовавшейся за счет перехода пылевидного гематита в высокотемпературную форму при соприкосновении осадка с глубинным ксенолитом. Редкогалечный кнгломерат, отнесённый предыдущими исследователями к тиллитам нмжневендского лапландского ледникового горизонта. Яблоновский участок, скважина № 6, яблоновская свита, интервал 79.5-84.0, глубина 80м. Диаметр керна 72мм. Образец из коллекции О. В. Романовой.



Фото 26. Обломок измененного долерита с хлорит-тальк-флогопитовой каймой. В отличие от образца, изображённого на фото 23, преобразования произошли здесь не в цементе, который тоже считается тиллитом лапландского ледникового горизонта, а в ксенолите. Яблоновский участок, скважина № 6, глубина 60м. Из керна этого интервала извлечены минералы – спутники алмаза. См. работу [8] *).

Иногда удаётся проследить стадии образования железистых каёмок по краям зёрен стекла. Образец, из которого сделан шлиф (фото 27), представляет собой туф основного состава. Он отобран С. П. Шокальским из докембрийской (синийской) серии Наньто в Китае, которую местные геологи считают ледниковым образованием. Можно предположить, что процессы вулканизма и оледенения в эпоху Наньто сочетались (?).



Фото 27. В центре овальное зерно вулканического стекла (0.8мм), оттеснившее к краям соединения железа; справа вверху – начало процесса оттеснения железа. Серия Наньто, р. Янцзы. Николи параллельны.



Фото 28. Структура флюидолита. Ксенолиты с оторочками. Низ образца справа. Яблоновский участок, скважина 7, глубина 72 м. Приладожская свита. Диаметр керна 72мм*)



Фото 29. Инъекция девонского кимберлитового расплава (?) в рифейском песчанике. ЗКП, скв. 774, глубина 1024*).



Фото 30. Песчанистый доломит кургашлинской свиты нижнего венда с ксенолитом туфа (4,5см). Цемент проникает в осевую зону ксенолита – начало его распада. Левый склон ручья Кургашлы (притока р. Белой) в 1 км выше устья*).

Особенно интересен образец, изображённый на фото 29. В рифейский песчаник ЗКП внедрён поток голубого щёлочно-ультраосновного флюида. Состав внедрённой массы близок к кимберлитовому: SiO2 – 47,7; Al2O3–20,2; Fe2O3–4,6; FeO–0; CaO–4,2; Na2O–1.1; MgO–5.4; K2 O–5.6; Р2 O5–0.21; TiO2 –0.47; MnO–0.15. Вокруг внедрённого потока образовалась широкая осветлённая оторочка, обусловленная переходом низкотемпературного пылевидного гематита в высокотемпературную модификацию. В образцах имеющейся у авторов коллекции видно, как материал подобных потоков смешивается с матералом матрикса и образует флюидолит, в котором М. Ю. Кузнецова (Ладыгина) [26] установила набор минералов-спутников алмаза.

!!!!! Полный текст книги можно скачать по указанной выше ссылке !!!!!

Категория: Публикации | Добавил: admin | Теги: эксплозивный, флюидизаты, Aлюидолиты, туфизиты
Просмотров: 2678 | Загрузок: 336 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: